Гражданин мира

Просмотров: 1149
Гражданин мира
Интервью с Вернером Книсселем.На протяжении 15 лет пастор Вернер Книссель был миссионером в Аргентине. Последние 24 года он служил старшим пастором в одной из самых больших церквей Швейцарии. В настоящее время пастор Вернер занимается проектом роста церквей.

Как вы пришли к Господу?

- Я вырос в семье верующих. Я с детства слышал Евангелие. И когда мне было четырнадцать лет, я начал осознавать, что мне нужно духовное рождение. Дух Святой коснулся меня через евангелизационную проповедь. И я отдал свое сердце Христу. И решил следовать за Ним.

Вы родились в семье верующих. Есть такой термин – дети верующих родителей. Часто такие дети не хотят следовать за Христом. Что вы можете посоветовать верующим родителям, чтобы передать свою веру следующему поколению?

- Мне сложно что-то советовать в этом отношении. Но что меня впечатлило в своих родителях, и это же самое подтверждают мои родные братья и сестры – это страх Божий и вера. Они не всегда делали то, что нам казалось правильным, но это нас впечатляло. Я думаю, что их нелицемерная вера повлияла на формирование наших отношений с Богом.

Как быстро после своего обращения к Господу вы услышали в сердце призыв к миссионерству?

- Прошло несколько лет. Я был крещен и принял решение серьезно следовать за Христом. У меня были свои представления о том, как должна была развиваться моя жизнь. Но однажды я понял, что никогда не просил Христа показать мне Его намерения о моей жизни. Я начал молиться. И Бог ответил. В видении. Это видение было три ночи подряд. И я понял, что таким образом Бог призывает меня к служению. И что однажды мы будем служить в Аргентине. С тех пор я начал думать об этом. И три года спустя я начал конкретно готовиться к поездке.

Вы коренной швейцарец?

- Нет. Я был рожден в Югославии. И мне было шесть лет, когда наша семья бежала из Югославии. Мы семь лет жили в Австрии как беженцы. И после этого мы иммигрировали в Канаду. И в Канаде я покаялся и получил видение на свою жизнь.

Что вас удивило, когда вы переехали в Аргентину после Канады?

- Моя жена и я были молоды. И для нас это было приключением. Конечно, много было интересного и трудного. Но в тот момент мы ничего такого не чувствовали. Нас это не смущало.

Вы удовлетворены своей миссионерской работой в Аргентине после стольких лет?

- Я бы сказал – да. Как миссионеры, мы сеяли и обучали других. Мы начинали то, что другие могли бы подхватить. И это произошло. И мы удовлетворены тем, что мы видим сейчас.

Говорите «нас» и «мы», вы имеете в виду команду или вашу жену?

- Обоих. И жену и, конечно, команду.

Ваша жена – служитель?

- Нет. Она – домохозяйка. Но я могу сказать, что она очень помогала и помогает мне в служении. Когда дети были маленькие, она была с ними дома. Но когда они выросли и разъехались, она очень глубоко посвятила себя Богу. Она участвовала во многих моих делах.

Почему после Аргентины вы переехали служить в Швейцарию?

- Мы сделали то, что Бог нам сказал. Мы не очень хотели переезжать в Швейцарию, а хотели опять вернуться в Канаду. Но у Бога был свой план. Он очень ясно сказал мне ехать в Швейцарию.

Вы до этого знали что-либо о Швейцарии?

- Моя жена – швейцарка. Я несколько раз бывал в этой стране. Я знал, что Швейцария – очень красивая страна. Очень чистая. Но туда здорово ездить как турист. Однако я никогда не хотел там жить. Там все слишком организовано. Но мне пришлось отодвинуть свое мнение.

Говорят, что Швейцария – один из масонских центров. Что вы об этом слышали?

- Я думаю, что эта тема имеет свои масштабы в США. И масоны есть по всему миру. Но, конечно, это есть.

Что бы вы могли назвать главным препятствием для проповеди Евангелия в Швейцарии?

- Я думаю, это многовековая история отвержения Евангелия. Евангелие со временем стало формальным. И поэтому секуляризм очень силен. Так как экономическая ситуация очень хороша, люди формируют мнение, что они будут всем сами хорошо управлять.

Что вы можете сказать об Украине?

- Не очень много. В основном то, что показывают по новостям. Я встречал очень много верующих украинцев по всему миру. И я впечатлен их верой.